Товарищество сибирских геотехников

ОДИН ИЗ КРУПНЕЙШИХ НАШИХ МЕХАНИКОВ, ВИДНЫЙ ИЗОБРЕТАТЕЛЬ И КРУПНЫЙ ИНЖЕНЕР

Савинов Олег Александрович

Началось с того, что в один из дней 1952 г. в нашей лаборатории появился красивый юноша, который пришел к нам, чтобы познакомиться с работами по вибропогружению от имени профессора ЛПИ Г.Ю. Джанелидзе. Этим юношей был Илья Израилевич Блехман, ныне доктор физико-математических наук, профессор, один из крупнейших наших механиков, автор теории вибрационного перемещения и теории самосинхронизации, видный изобретатель и крупный инженер. В те годы он только начинал свою деятельность и работал над диссертацией, посвященной созданию теории вибропогружения, над которой, как потом выяснилось, работали независимо друг от друга несколько крупных специалистов - Ю.И. Неймарк из Горького, М.Я. Кушуль и А.В. Шляхтин из Москвы. Работы всех этих специалистов позволили вскрыть основные особенности механизма вибропогружения, оказав тем самым влияние и на нашу работу.

Из беседы с И.И. Блехманом выяснилось, что мы придерживаемся одинаковых взглядов на этот механизм и предложенный мной и А.Я. Лускиным приближенный способ подбора параметров вибропогружателей в принципе не расходится с представлениями теории вибропогружения. Уже в тот момент мы с Ильей Израилевичем испытали чувства взаимной симпатии, которые с годами укрепились и переросли, несмотря на то, что я всю жизнь был мастеровым от техники, а он - круп-ным ученым, в дружбу.

Вскоре А.И. Лурье пригласил меня участвовать в защите диссертации И.И. в качестве его второго официального оппонента. По этой диссертации я сделал только одно замечание: в ней не учитывалась возможность изменения истинных характеристик сопротивления грунта погружению сваи, тогда как в натуре такие изменения возможны и в ряде случаев наблюдались (вспомним 13-метровые сваи, легко погружавшиеся в водонасыщенный песок, и 6-метровый легкий стальной шпунт, который тем же вибропогружателем не удавалось погрузить в сухой песок на глубину до 1 м). Традициям вопреки, продемонстрировал ученому совету вместо чтения отзыва графики, фотографии и т.п., которые подтверждали это положение, и произвел впечатление чудака, но, по-видимому, чудака невредного, т.к. уже в наше время, незадолго до своей смерти, А.И. Лурье оказал мне честь, включив меня в состав этого совета, и я смог познакомится ближе с этим замечательным коллективом. 

 

Доктор техн. наук, профессор

 

О.А. Савинов

1988 год