Товарищество сибирских геотехников

Н.П. ПАВЛЮК ВЕСЬМА СКЕПТИЧЕСКИ ОТНОСИЛСЯ К ВОЗМОЖНОСТИ СОЗДАНИЯ МЕХАНИКИ ГРУНТОВ

Савинов Олег Александрович

Николай Петрович Павлюк, о котором я уже немного рассказал раньше, по образованию был гражданским инженером, но дела строительные его интересовали мало. Увлекшись механикой, он отдал ей весь жар своей души, был романтиком этой науки, огромное значение придавал строгости, как постановки задач, так и описаний методик и результатов получаемых решений.

Обладая острой наблюдательностью и развитым чувством юмора, он был кладезем анекдотов о деятелях науки и техники тех лет. Характеристики, которые он давал людям, всегда были краткими и меткими. Так, например, одного из сотрудников сектора конструкций, который всегда вставал со стула за 30 секунд до звонка, означавшего конец работы, и одновременно со звонком пересекал плоскость дверного проема в коридор, Н.П. прозвал Vo - «Ве нулевое» (начальная скорость). После первого знакомства с Н.М. Герсевановым, который к этому моменту был уже довольно стар, он с уважением сказал: «Да, это личность. Если человека можно было бы представить в виде математического ряда, то о нем (т.е. о Герсеванове) можно было бы сказать, что от него остался только один член. Но член главный».

Как большинство гражданских инженеров того поколения, Н.П. Павлюк весьма скептически относился к возможности создания механики грунтов. Но познакомившись с книгами К. Терцаги и Н.М. Герсеванова, он как-то сказал: «Грунтовики, конечно, темные люди. Но и среди них, как видно, имеются лица с высшим образованием». Однажды, когда проездом в Москву из Архангельска, где проводились первые опыты по вибропогружению свай, Д.Д. Баркан жаловался на то, что пока получается плохо и ему неудобно перед рабочими, которые простым молотом бьют рядом одну сваю за другой, а у него вибратор трещит впустую, Н.П. Павлюк заметил: «А вы бы отъехали в сторонку».

Мне Н.П. всегда внушал, что никто не может сказать, что он знает какой-либо предмет, если он ни разу не рассказал о нем людям. Это побудило меня заняться по совместительству преподаванием курса сопротивления материалов на факультете особого назначения ЛИКСа (в то время существовал такой факультет) и в Ленинградском строительном техникуме, что, несомненно, способствовало моему развитию.

Внешне Н.П. Павлюк был тучным человеком среднего роста. Ходил медленно, с достоинством. Здоровье у него было неважное, особенно слабым было сердце. Он умер осенью 1941 г. от инфаркта, не выдержав подъемов по лестнице из бомбоубежища, в которое он неизменно спускался при каждом налете немецких самолетов.

... Когда в 1937 г. арестовали отца моей жены Н.М. Луковецкого, а мою жену Машу Луковецкую выслали из Ленинграда, на работе мое положение пошатнулось, и … меня изгнали из аспирантуры (по специальности «Сопротивление материалов» на кафедре Н.П. Павлюка). Среди моих товарищей нашлись и такие люди, которые стали меня избегать. Грустно вспоминать, но в число последних попал и Н.П. Павлюк, который перестал приходить на работу, когда я находился в Ленинграде, а когда однажды мы встретились на улице, прошел мимо, не поздоровавшись. Я не осуждал его тогда, не осуждаю и сейчас: он активно поддерживал меня, дал мне блестящий отзыв при моем поступлении в аспирантуру и имел все основания бояться за себя.

 

Доктор техн. наук, профессор

 

О.А. Савинов

1988 год