Товарищество сибирских геотехников

ВСПОМИНАЯ АНАТОЛИЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА БАРТОЛОМЕЯ

Пономарев Андрей Будимирович

Вспоминая Анатолия Александровича Бартоломея (именно так мы все привыкли к нему обращаться, а не по паспортному имени - «Адольф Александрович»), достаточно сложно в короткой записке описать многогранность и одновременно монолитность этого, безусловно - Человека с большой буквы.

Лично для меня, он всегда значил и будет значить очень многое. Так сложилась моя жизнь, что с семьей А.А. Бартоломея я познакомился, будучи еще школьником. С сыном Анатолия Александровича - Леонидом Адольфовичем Бартоломеем, ныне доктором технических наук, профессором, мы учились в одной школе, затем в одной группе в Пермском политехническом институте, а после оба пришли работать на кафедру. Поэтому я хорошо знал их семью, часто бывал у них дома и очень благодарен супруге Анатолия Александровича - Лидии Арефьевне Бартоломей за ее гостеприимство и всегда доброе и уважительное отношение ко мне. Тогда, в 70...80-е годы прошлого столетия, будучи совсем еще юношей, я достаточно смутно представлял себе круг обязанностей А.А. Бартоломея, его напряженный рабочий график ректора огромного вуза, его обширную научную деятельность, которая принесла ему мировую известность и широкое общественное признание.

Я видел дружелюбного, общительного человека, который приходил домой на обеденный перерыв, обедал, потом брал лыжи, пробегал «пятерочку» (пять километров в сосновом бору), затем вновь надевал деловой костюм и уходил в институт. При этом он все делал без видимых усилий и без ложного пафоса. И только со временем я стал понимать, насколько он был по-европейски демократичным, внутренне организованным и дисциплинированным человеком, чтобы практически ежедневно следовать этому распорядку дня. Насколько мне известно, он никогда не опаздывал, и самое главное - несмотря на свою большую занятость как ректора одного из крупнейших технических вузов страны, никогда не заставлял других людей его ждать! Не важно, был ли это представитель министерства, ученый коллега, его аспирант или просто рядовой работник вуза. Всегда - уважение к людям, всегда - соблюдение договоренностей, всегда - внутренняя дисциплинированность. Это было первым уроком, который я получил от него. В дальнейшем, за время моей работы на кафедре «Оснований, фундаментов и мостов», руководимой А.А. Бартоломеем, он преподнес мне много жизненных уроков, которые я до сих пор очень ценю и стараюсь ими руководствоваться в своей жизни.

В 80...90-е годы на нашу кафедру очень часто приезжали специалисты из других регионов и представляли к заслушиванию свои кандидатские и докторские диссертации. Практически все соискатели и аспиранты со всей страны по специальности 05.23.02 «Основания, фундаменты и подземные сооружения» знали, что по вторникам, в 14-00, в городе Перми проходят научные семинары, на которых можно доложить результаты своей работы перед представителями ведущей и известной во всем мире научной школы в области свайного фундаментостроения, возглавляемой профессором А.А. Бартоломеем. И нужно отдать ему должное, что, несмотря на свою занятость, Анатолий Александрович десятилетиями не менял этот график. Он очень сердился, если кто-то из сотрудников кафедры отсутствовал на семинарах, даже по причине учебных занятий, и добился того, чтобы диспетчеры университета всегда освобождали вторую половину вторника от аудиторных занятий для ведущих сотрудников кафедры.

Анатолий Александрович всегда с большой доброжелательностью относился ко всем, кто приезжал к нам из других городов, заботился о том, чтобы их разместили в университетской гостинице. Во время защиты или представления работы соискателем он с большим вниманием слушал докладчика, пытался понять суть работы, её «диссертабельность», как он любил говорить: «найти изюминку исследований», «понять мотивы соискателя, двигающего его к защите диссертации». Мы, молодые тогда кандидаты наук, не всегда это понимали, поскольку приезжали самые разные люди. Помню, приезжал один исследователь из города Гусь-Хрустальный, который с постоянным упорством докладывался про «корневидные» сваи. Работа была достаточно слабая и никак не тянула на кандидатскую диссертацию, в лучшем случае - на патент. Он приезжал к нам семь раз!!! И каждый раз Анатолий Александрович собирал кафедру, очень доброжелательно выслушивал докладчика и очень вежливо указывал на недостатки работы и на пути дальнейших исследований. Но, к сожалению, наш гость хоть и соглашался с мнением профессора А.А. Бартоломея, никак не хотел следовать его советам.

Приезжали к нам и зрелые ученые, которые знали А.А. Бартоломея уже достаточно давно, их имена были известны в наших кругах, но по разным причинам они не смогли в свое время защитить докторские диссертации. Так, помню такой доклад ученого из Сибири, который в дальнейшем защитил докторскую диссертацию при поддержке А.А. Бартоломея. Он запомнился мне тем, что, как нам молодым тогда казалось, мы слушали уже известные постулаты, результаты исследований уже прописаны в учебной литературе, а плакаты докладчика уже желтые от времени. Казалось, что защищать? Где научная новизна? Мы бурно реагировали на выступление докладчика. Задавали ему, как я сейчас понимаю, много ненужных вопросов. Затем, в заключении встал Анатолий Александрович, подытожил нашу дискуссию и очень убедительно пояснил всем нам цель, задачи и научную новизну представляемой работы, а также её высокую значимость для народного хозяйства страны. Через полгода данная диссертация была успешно защищена в диссертационном совете нашего университета. Это был следующий урок, который преподнес мне Анатолий Александрович - не торопись с выводами, старайся разобраться в сути научных исследований, никогда не отталкивай от себя людей, будь доброжелателен к своим коллегам.

И ещё один эпизод, который очень сильно повлиял на мою дальнейшую судьбу и научную карьеру. В конце 90-х я поступил в докторантуру и подготовил докторскую диссертацию. Моим научным консультантом, разумеется, был профессор А.А. Бартоломей. Перед тем, как работа была представлена к рассмотрению, Анатолий Александрович сказал мне: «Запомни, докторская диссертация - это только 50% науки, остальное - это как к тебе относятся твои коллеги, насколько ты пользуешься у них уважением и готовы ли они принять тебя в свой круг». А круг докторов наук по нашей научной специальности очень узок - 25-30 активных ученых. Сам Анатолий Александрович очень хорошо это знал и прошел через все преграды и трудности. Моя защита прошла успешно, в основном члены диссертационного совета проголосовали «за», «против» не было голосов, но было два испорченных бюллетеня для голосования. Так совпало, что на момент моей защиты профессор А.А. Бартоломей уже сложил с себя полномочия ректора нашего университета, и нашлись люди, которые этим обстоятельством с удовольствием воспользовались и поспешили осадить ученика Бартоломея. Иногда так случается в нашей жизни. Но Анатолий Александрович продолжал меня поддерживать и бороться за меня, доказывал известным и уважаемым ученым, что можно 37-летнему исследователю (по тогдашним меркам - юнцу) присвоить ученую степень доктора технических наук. Хотя я понимаю, насколько ему было в то время тяжело. Так я получил свой следующий урок - борись до конца, защищай своих учеников, доказывай свою правоту.

Можно много ещё привести примеров из моей биографии, где Анатолий Александрович Бартоломей давал мне жизненные уроки, учил меня. Я навсегда запомню наши долгие беседы с ним, особенно в 2003 году, перед тем, как он лег на операцию. Я искренне благодарен ему за ту человеческую мудрость, которой он старался так щедро со мной делиться.

 

Зав. кафедрой "Строительное производство и геотехника» ПНИПУ, доктор техн. наук, профессор, советник РААСН

 

А.Б. Пономарев

2014 год