Товарищество сибирских геотехников

МОЙ УЧИТЕЛЬ - ИГОРЬ ИВАНОВИЧ ЧЕРКАСОВ

Петрухин Валерий ПетровичХочу поделиться отдельными, не связанными между собой воспоминаниями о моем учителе – профессоре, докторе технических наук И.И. Черкасове.

Игорь Иванович перешел на работу в НИИОСП им. Н.М. Гесреванова из «закрытого» военного института вскоре после того, как я начал свою трудовую деятельность в институте в должности младшего научного сотрудника в декабре 1964 г.

Молодость и энергия играли во мне, и я считал, что мне должны незамедлительно дать «диссертабельную» тему. Но прошло полгода, а ничего интересного, как мне казалось, в моей научной карьере не происходило. Я написал заявление директору института Р.А. Токарю с просьбой об увольнении из института и пошел с этим заявлением к милейшему и умнейшему Василию Григорьевичу Булычеву – заместителю директора по научной работе. Василий Григорьевич успокоил меня и сказал, что очень советует мне перейти в лабораторию В.В. Михеева, где открывается «лунная тематика» (сказал он об этом «по секрету») и куда приходит на работу известный профессор Игорь Иванович Черкасов, который вместе с Валерием Викторовичем возглавит новое направление.

Уже после первой встречи с профессором мы все – молодые  сотрудники лаборатории (в том числе А.С. Снарский, А.Н. Скачко, Ю.М. Лычко, О.И. Игнатова, И.В. Пчелина) были очарованы Игорем Ивановичем: красивый, обаятельный, интеллигентный, доброжелательный. Таким он был всегда, таким он остался в моей памяти.

Нельзя сказать, что Игорь Иванович был «добреньким», уступчивым, непринципиальным. Непросто было уговорить его изменить свое мнение или решение. Для этого надо было выложить все аргументы «за» и «против», доказать свою правоту. Причем, это относилось не только к нам, молодым и «зеленым», но и к специалистам любого ранга, любых званий и должностей.

По этой причине, казалось, Игорь Иванович должен был нажить себе врагов и недоброжелателей, коих немало в научной среде. Но, что удивительно и что характеризует Игоря Ивановича с наилучшей стороны, я не встречал ни одного человека, который не только бы плохо относился к Игорю Ивановичу, но хотя бы произнес одно неодобрительное слово в его адрес. Многие ведущие ученые, которые годами не разговаривали между собой и имели прямо противоположные взгляды на науку и человеческие отношения, одинаково хорошо и доброжелательно относились к Игорю Ивановичу.

У Игоря Ивановича я был третьим аспирантом в его профессорской карьере. Причем так сложились обстоятельства, что первые два аспиранта не смогли «защититься» по разным обстоятельствам. По этой причине Игорь Иванович (а уж я тем более) очень волновался относительно моей защиты кандидатской диссертации на тему «Механические свойства лунных грунтов и их грунтов-аналогов».

Так получилось, что накануне дня моей защиты Игорь Иванович был вынужден срочно улететь из Москвы по неотложным делам. Я был в панике: как я буду защищаться без научного руководителя?

И только в день защиты я понял и оценил отношение всех окружающих (в том числе членов совета) к Игорю Ивановичу. Сейчас мне очевидно, что к этому моменту мои знания и научные представления были, скажем так, не очень высокого уровня. И в отсутствии руководителя, как я наблюдал это неоднократно, члены совета могли запросто «съесть» соискателя. В моем случае все были по отношению ко мне, как ученику Игоря Ивановича, очень доброжелательны и защита прошла «на ура». Я полностью отношу это «ура» к Игорю Ивановичу, а не к себе.

К сожалению, проработав несколько лет в НИИОСП, Игорь Иванович перешел в МИСИ. Но его контакты с учениками из НИИОСПа (Ю.М. Лычко и Ваш покорный слуга) не прерывались все годы его жизни.

Игорь Иванович любил по разным юбилейным и другим по поводам приглашать своих учеников к себе в дом, будучи увлекающейся и талантливой натурой, все, что задумывал Игорь Иванович, он делал с блеском. Например, при скудной в то время звукозаписывающей аппаратуре, он устраивал для гостей прелестные мини спектакли с записями своих воспоминаний на магнитофоне, с демонстрацией сделанных им самим кинофильмов, слайдов и фотографий. Причем все это исполнялось на таком высоком профессиональном уровне и так интересно, что гости часами сидели и слушали Игоря Ивановича, затаив дыхание.

Работа по лунной тематике, я убедился, что Игорь Иванович был не только блестящим исследователем и руководителем. Говоря современным языком, Игорь Иванович был талантливым менеджером и «пиарщиком» в самом хорошем смысле этого слова. Он умело завязывал контакты с представителями различных, в том числе «закрытых», организаций, обеспечивал подчиненных интересной работой, вел обширную рекламную компанию у нас в стране и за рубежом (в печати, в трудах международных конференций), являлся инициатором и основным исполнителем при написании многочисленных книг и статей по лунной и другим тематикам.

Конечно, все, о чем я пишу в этих кратких воспоминаниях, освещает лишь малую часть деятельности Игоря Ивановича. Все специалисты нашего профиля прекрасно знают о его вкладе в механику грунтов и фундаментостороение. Достаточно вспомнить модель «Черкасова-Клейна», которая и сегодня является вполне современной и используется многими специалистами в расчетах.

И все-таки главное, что всплывает в моей памяти при упоминании имени Игоря Ивановича – его прекрасные человеческие качества и благодарное отношение к нему людей, которые имели счастье общаться и быть рядом с ним.

 

Заместитель директора НИИОСП им. Н.М. Герсеванова, доктор технических наук, профессор, Лауреат Государственной премии СССР, Заслуженный деятель науки РФ.

 

В.П. Петрухин

2002 год