Товарищество сибирских геотехников

МЫ ПОДРУЖИЛИСЬ С КИРИЛЛОМ ЕГОРОВИЧЕМ В КОНЦЕ 60-х ГОДОВ

Коновалов Павел Александрович

Мы подружились с Кириллом Егоровичем в конце 60-х годов. Впервые я увидел его в 1961 г. Мне он показался суровым и замкнутым.

У нас была большая разница в прожитых годах (22 года), но это нас не тяготило. Мы часто ездили в совместные командировки. Дважды были в Польше, в 1968 и 1969 годах, по безвалютному эквивалентному обмену с Институтом строительной техники (З. Ковалевский, Пясковский, Е. Зелинский и Богателя). Ездили в Краков и на родину Шопена в Желязову волю. Много видели нового (технологию «стены в грунте», прессиометры Менара и т.д.). Времена были суровые, и нас далеко не выпускали. В 1984 г. мы дважды вместе выезжали в Чехословакию на строящуюся атомную станцию в Ясловски Богуницы (около Братиславы). Там нас профессор кафедры оснований и фундаментов из Пражского политехнического института заметил и пригласил прочитать специальные лекции научным работникам и студентам института. Но после того, как мы доказали его ошибочность в определении осадки атомной станции, он забыл повторить нам приглашение и уехал в Прагу один.

Кирилл Егорович страдал жестокой бессонницей. Он рассказывал как-то мне, что явственно почувствовал это в окопах Отечественной войны. Когда мы с ним жили в Варшаве в какой-то ведомственной гостинице, расположенной рядом с трамвайным поворотом, Кирилл Егорович подолгу не мог уснуть под визг трамвайных колес и постоянно искал для себя отвлекающие занятия. Но, невзирая на бессонную ночь, он утром бодро держась, выступал с лекцией или дискутировал с сотрудниками принимающей стороны. При измерении осадок здания атомной станции он демонстрировал местным геодезистам такое умение профессионала, что те не верили, что имеют дело с русским профессором, а не с опытным геодезистом.

Однажды он рассказал мне, что после демобилизации из Советской армии по болезни его не приняли обратно в НИИОСП (его прежние «друзья» не забыли колючего и принципиального сотрудника). Пришлось устраиваться учителем физики в среднюю школу. Но наука тянула его к себе. И вскоре он снова в Институте, где в 1946 г. защищает кандидатскую диссертацию. Жил Кирилл Егорович тогда в каком-то разваливающемся полубараке и сильно бедствовал. Но в 60-х годах Институт предоставил ему квартиру. Кирилл Егорович любил принимать у себя дома гостей, хотя жил один, так как жена его умерла рано, а дочь жила отдельно. Когда в Москву по каким-либо делам или на годичное собрание Национальной ассоциации по механике грунтов и фундаментостроению приезжал профессор Иван Владимирович Финаев из Нижнего Новгорода и профессор Евгений Федорович Винокуров из Минска, я вместе с ними шел к Кириллу Егоровичу. Несколько позже к нам присоединился профессор Семен Яковлевич Кушнир из Тюмени. Стол накрывали вместе. Один чистил картошку, другой ее варил, третий чистил рыбу, кто-то резал сыр и колбасу. Кирилл Егорович извлекал свои запасы из холодильника. Для наших бесед не было закрытых тем. Эта компания долго держалась, пока не умер Иван Владимирович Финаев. Все мы хорошо понимали, что сидящий с нами Кирилл Егорович не только старше нас по возрасту, но далеко выше нас по опыту жизни и знаниям. А он этого или не сознавал, или не хотел сознавать и всегда держался очень скромно.

Примерно в середине 80-х годов у меня возникла идея подготовить совместно с Кириллом Егоровичем книгу по расчету осадок, куда предполагалось ввести опубликованные статьи Кирилла Егоровича по сжимаемой толще, а также мои анализы различных способов определения глубины активной зоны и некоторые результаты полевых экспериментов по ее определению. Тем более, что в 1977 г. в Киеве вышла книга М.Н. Гольдштейна и др. «Расчеты осадок и прочности оснований зданий и сооружений», где мой анализ глубины сжимаемой толщи был уже опубликован. Но Кирилл Егорович сказал мне, что одна из сотрудниц его лаборатории уже обещала ему подготовить подборку его опубликованных статей. Я выразил сомнение в выполнении этого обещания. Так оно и случилось. Спустя несколько лет после его смерти эту работу я выполнил в память о Кирилле Егоровиче, тем более, что Кирилл Егорович был моим неизменным оппонентом при защите кандидатской и докторской диссертации.

Кирилл Егорович последовательно публиковал свои работы в трудах НИИОСП, журналах «Основания, фундаменты и механика грунтов» и трудах международных конгрессов. При этом его работы никогда не повторяли друг друга.

  

Профессор

 

П.А. Коновалов

2002 год