Товарищество сибирских геотехников

МОЙ ДРУГ ИГОРЬ ЧЕРКАСОВ

Впервые об Игоре Ивановиче Черкасове (тогда просто об Игоре Черкасове) услышал будучи на третьем курсе Московского гидромелиоративного института, (где мы учились, он на факультете осушения, я – ирригации), что в одной из групп «осушителей» учиться большой оригинал. Занимается отлично, но звания ударника ему не присваивают из-за неясностей с происхождением.

Самого факта знакомства не упомню, но с самого начала что-то нас сблизило: сперва какие-то производственные вопросы – я занимался  на вечернем отделении и работал в «Мосмелиострое», Игорь – на дневном, но иногда подрабатывал в том же «Мосмелиострое». Потом интересовали нас вопросы учебные, общечеловеческие, и я стал бывать у Игоря дома в Мархлевском переулке. Возникли новые интересы к фотографии и литературе, где мы делали первые робкие шаги.

Меня всегда поражал рациональный, здравый подход Игоря к любому заданию, проекту, умение выделить главное. Вспоминаю такую деталь: делали учебный проект железобетонной балки, на чертеже надо показать арматуру. Игорь, как это и принято для строительных чертежей, дает цифрами размеры до перегибов, я же старательно каждый участок отмечаю стрелками – никчемная, трудоемкая работа. Игорь спрашивает:

- Для чего так делать?

Что я мог ответить? – Для большей ясности, для красоты.

- Так ясность и красота, прежде всего, заключаются в целесообразности и лаконичности.

В этом и заключалась его жизненная позиция.

Счастливые студенческие годы, годы, когда, повинуясь законам природы, молодых влечет друг к другу. Но времени на пустые встречи с девушками ни у Игоря, ни у меня не было, а для серьезных встреч оно еще только подходило, поэтому вели мы в этой области аскетическую жизнь. Правда, на переменах между лекциями Игорь, более общительный, чем я, собирал около себя целый цветник. Велись шумные беседы, он образно, широко жестикулируя, рассказывал разные смешные вещи, и сам первый заразительно смеялся. В группе его любили за общительность  и бескорыстную помощь, которую он оказывал отстающим.

Игорь был высоким красивым парнем, каких любят девушки, пользовался их вниманием, но со всеми у него были ровные дружеские отношения, они, кстати сказать, с Женей Имсен, Наташей Аткарской и многими другими сохранились на долгие годы.

После войны, теперь уже обремененные семьями, снова встретились и общались периодически до самой кончины.

Игорь «остепенился» - стал доктором технических наук, полковником. Участвовал в разработке методики расчета глубоких шахт для баллистических ракет, затем активно участвовал в «лунной» программе советской космонавтики, выступал по телевидению, словом, стал признанным большим ученым. Потрясающе интересная работа.

А в жизни остался таким же доступным, доброжелательным Игорем, каким был со дня знакомства.

СТРАНИЧКИ ИЗ ДНЕВНИКА

13 сентября 1966 г. Вечер провели у Черкасовых. Поводом для встречи послужила узбекская дыня, привезенная в подарок из Ташкента. Дыня действительно изумительная.

Игорь демобилизовался, сменил полковничий мундир на гражданский пиджак, жалеет, что не сделал этого раньше. Работает в МИСИ и по совместительству ведет тему в НИИ Оснований. Работа интересная, чувствует себя свободнее.

Как всегда, отчаянно жестикулируя, интересно рассказывает и заразительно смеется.

Слушали музыку – вещи в исполнении Иванова-Крамского на гитаре, старинные романсы.

6 ноября 1968 г. Еще встреча у Игоря. Как всегда удивил – на этот раз кинофильмом. Сегодня Игорь в своем фильме показал Кирило-Белозерский монастырь на Сиверском озере, на котором никогда не был, но о котором я ему с восхищением рассказывал. Показал Кижи, Загорский монастырь. Кино шло под колокольный благовест, а шествие пастырей – под церковную службу. Получился полноценный малоформатный музыкальный фильм, к тому же еще цветной. Оказалось все довольно просто: купил готовые ролики, вмонтировал кусочки своих съемок, с пластинки записал колокольный звон, откуда-то церковную службу. Но, ведь, до всего этого надо было додуматься и сделать!

Еще одна черта была у Игоря: если он за что-то брался, то доводил, будь то увлечение или  серьезное дело, до конца. Я ему завидовал: тоже много снимал и все как бы в запас – придет время, буду монтировать. Сейчас дошел по возрасту до предела (92 года), но ни одного фильма так и не смонтировал и уже не смонтирую.

 

Инженер-полковник, начальник инженерного отдела МПВО

 

Ю.Ю. Каммерер

2002 год