Товарищество сибирских геотехников

Г.К. КЛЕЙН И И.И. ЧЕРКАСОВ

Черкасова Людмила ИгоревнаГеоргий Константинович Клейн и Игорь Иванович Чер­касов вместе работали в послевоенные годы на Научно-исследовательской аэродром­ной станции НИАС ВВС КА. Союз двух ученых был удачен, работали они совместно с большим энтузиазмом, и рабо­та эта приносила реальные результаты.

В процессе работы случа­лось немало курьезов, один из которых описал в своих вос­поминаниях Игорь Иванович.

«В ходе войны в США был построен тяжелый бомбарди­ровщик «Суперфортресс». На каждую из главных опор шас­си приходилось 17 тонн. Коле­са такого самолета создавали столь большую нагрузку на подземные трубы, уложенные на летном поле, что обычные гончарные дрены, керамичес­кие и бетонные трубы их не выдерживали. Стало очевид­но, что для подземных комму­никаций послевоенных аэродромов понадобится новый сортамент труб.

Возник целый комплекс проблем, связанных с проекти­рованием и строительством подземных трубопроводов на аэродромах тяжелой авиации. После проведения многочис­ленных испытаний труб под прессом стало ясно, что обще­принятый расчет железобетонных труб по схеме упругого кольца приводит к недооценке их проч­ности. Метод расчета по предель­ным состояниям находился в на­чальной стадии разработки, и нам пришлось создать собствен­ный метод расчета железобетон­ных труб с учетом возникновения пластического шарнира е стенках. Ведущую роль в разработке этого метода сыграл Георгий Констан­тинович Клейн.

Применение метода повышало расчетную несущую способность в среднем на 30% и приводило к экономии соответствующего количества арматуры. Мы соста­вили графики расчетных нагрузок но трубы для аэродромов разных классов и разработали новый сор­тамент труб большой прочности. Были созданы соответствующие альбомы, и трубы эти впоследст­вии получили широчайшее расп­ространение.

Мы с Клейном были очень доволь­ны полученными результатами, и послали в журнал «Вестник инженеров и техников» статью «Упруго-пластическая деформа­ция кругового кольца».

Но вскоре нам был преподнесен сюрприз. Прошел год и вдруг, в воскресенье 10 февраля 1952 года, разворачивая за завтраком газету «Правда», я наткнулся на статью «Журнал, отстающий от жизни», написанную известным ученым, большим специалистом в области расчета оболочек профессором В.З, Власовым.

Он упрекал «Вестник» за отсутст­вие статей о творческом союзе нау­ки и производства, отсутствие дис­куссий, отсутствие коллегиальности в работе редакции, слабое освеще­ние проблем новой техники и т.п.

Но была там и такая фраза: «Иссле­дование Г. Клейна и И. Черкасова «Упруго-пластическая деформа­ция кругового кольца» представля­ет собой решение задачи, не выхо­дящей по своему теоретическому уровню за пределы вузовского курса».

Нам бы не следовало на это никак реагировать. Прежде всего потому, что и в самом деле задача эта не принадлежала к числу особенно сложных, к тому же Власов и не оспаривал решения ни по суще­ству, ни по новизне и, наконец, статья, как и весь журнал, была рассчитана на инженеров и техни­ков, а не на академиков и профес­соров.

Но так просто отмахнуться от авторитетных указаний «Правды» было невозможно. В этом мы убе­дились на другой день, увидев на службе расстроенные лица друзей и злорадные хари недоброжелате­лей. Казалось, у каждого в кармане была газета. Мало того, сразу же была создана комиссия для «рас­следования дела».

И мы с Клейном пошли по инс­танциям. Сначала в журнал, потом в «Правду», писали в ЦК, держали ответ на Ученом Совете, словом, хлебнули всевозможных неприят­ностей.

Замечательно, что никто не мог нам указать конкретных недостат­ков, которые оправдывали бы выставление нашей работы в ка­честве отрицательного примера.

Но никто не хотел связываться с «Правдой». Сам Власов сначала сказал, что ему журнал подсунул корреспондент, а он выхватил от­туда первое попавшееся. Позже он пытался объяснить свой посту­пок тем, что мы рассматривали свои трубы как кольца, а не как пространственные оболочки, кото­рыми он так много сам занимался.

В редакции «Правда» импозант­ный начальник отдела долго убеж­дал нас, что газета оказала нам большую честь: «Раньше никто да­же не знал о том, что вы на свете существуете. А теперь 5 миллио­нов прочитали и знают, что есть такие товарищи - Клейн и Черкасов! Работают товарищи! Может, они в чем-то и поднапутали, ну да ведь не ошибается тот, кто ни­чего не делает! Большая газета не может считаться с интересами отдельных личностей! Вас по существу ничем не обидели! Вы что? Опровержения добиваетесь? Так знайте, что в «Правде» опро­вержений не печатают!» и т.д.

Видя, что тут толку не добьешь­ся, я потащил из кабинета своего разгорячившегося соавтора, а импозантный мужчина бежал за нами до лифта и громко повто­рял: «Так мы договорились? Вы правильно меня поняли? У Вас к нам нет никаких претензий?» (Как никак, а мы, ведь, жалова­лись в ЦК, и разговор в «Правде» был проведен по указанию свы­ше).

Наконец, состоялся Ученый Совет. Он прошел вяло, так как у членов комиссии хватило ума не раздувать быка из паука, да и обсуждать по существу было нечего. Наконец, дело «заглохло» само собой.

Как бы там ни было, новые тру­бы пошли в производство, и пе­ред нами встала новая задача ор­ганизации их массового изготов­ления на стройплощадках» - так заканчивает описание слу­чившегося Игорь Иванович Черкасов.

Интересно, помнят ли 100-летие того «импозантного мужчины»?

А дружба, закаленная «в борьбе», только окрепла.

Второй крупной совместной работой была разработка но­вой модели грунтового осно­вания. Впервые при штамповых испытаниях удалось по­лучить значения модуля де­формации песчаных грунтов, измеряемые тысячами кг/см2, то есть на порядок выше обще­принятых справочных значе­ний. Эти повышенные моду­ли отмечались только при малых нагрузках, но именно такие давления характерны для аэродромных и дорожных покрытий.

Главная причина этого яв­ления была установлена только при проведении спе­циальных штамповых испы­таний. Ученых интересовал расчет деформаций, как под штампом. так и вокруг него. Так родилась универсальная модель грунтового основания Черкасова - Клейна. Она учи­тывала нелинейный характер остаточных деформаций и ис­пользовала закон Гука для описания упругих деформаций грунта. В частных случаях она превращалась в ранее известную модель Винклера.

«В то время борьба сторонников теории упругости и сторонников Винклера, вспоминает И.И. Черка­сов, завершилась «идейным разгро­мом» последних, и заявление о разработанной модели прозвучали резким диссонансом в дружном хоре победителей. Тем не менее, командованием ВВС были созданы передвижные лаборатории, в сос­тав которых входили штамповые установки, для получения значе­ний модуля деформации и пара­метров новой модели грунтовых оснований в период весенней рас­путицы».

Жизнь показала, что правда была на стороне Г.К. Клейна и И.И. Черкасова. В настоящее время модель Винклера яв­ляется, наряду с другими, равноправной при расчете дорожных покрытий.

Позже Георгий Константи­нович и Игорь Иванович дружили семьями, иногда летом отдыхали вместе в Паланге, писали книги. В 70-х годах оба преподавали в МИСИ, всегда рядом сиде­ли на заседаниях ученого Совета гидротехнического факультета.

Последняя книга Георгия Константиновича вышла уже после его смерти. И.И. Черкасов приложил немало усилий для ее издания и позаботился, чтобы гонорар от этой книги был выплачен вдове Георгия Константи­новича.

 

Профессор кафедры механики грунтов, оснований и фундаментов МГСУ.

 

Л.И. Черкасова

2009 год