Товарищество сибирских геотехников

НАСТАВНИК В НАУКЕ И УЧИТЕЛЬ ЖИЗНИ

Бекбасаров Исабай Исакович

«Наставник в науке не всегда может быть учителем жизни. Но, если такое случается, то это удел только великих людей. Таким был для меня, мой учитель - Адольф Александрович Бартоломей, доброй памяти которого и посвящается эта книга» с такого предисловия начинается монография «Основы рациональной забивки железобетонных свай в грунты», подготовленная мною и изданная в 2011 году издательством Таразского государственного университета им. М.Х. Дулати. Посвящая данный труд Адольфу Александровичу Бартоломею, мне хотелось отдать дань памяти этому выдающемуся ученому и замечательному человеку, определившему научную судьбу большого количества молодых специалистов - геотехников, в том числе и мою.

Писать об Адольфе Александровиче, с одной стороны трудно, а с другой стороны легко. Трудно потому, что его нет с нами, а легко потому, что о нем, в моей памяти сохранилось много значимых и незабываемых воспоминаний. В настоящей публикации, мне хочется говорить не о вкладе его в науку, не его должностях и наградах, обо всем этом, мне довелось подробно поделиться с научной общественностью в работе «Бартоломей А.А. и его ученики: роль и значение в развитие геотехнической науки Казахстана» (труды международной геотехнической конференции, Алматы, 2004), а остановиться на тех человеческих чертах Адольфа Александровича, которые притягивали к нему людей разного склада, возраста и национальностей. А, именно, о таких качествах Адольфа Александровича как доброта, искренность, общительность, порядочность и трудолюбие, которыми щедро одарила его природа.

Несмотря на прошедшие годы, до боли грустно, что Адольф Александрович, не смог присутствовать, как научный консультант на защите моей докторской диссертации в 2007 году. Тогда его уже не было с нами. Адольф Александрович знал, что я завершаю работу, прислал официальное согласие быть научным консультантом, чем я больше всего гордился. Я не сомневался, что он приедет на защиту, и, с присущей ему неравнодушной и увлекающей манере выступит на ней. Но, жизнь распорядилась, совсем по-иному. Защита состоялась, но без Адольфа Александровича. На защиту была представлена диссертация, на титульном листе, которой его фамилия была помещена в прямоугольную рамку.

Моя первая встреча с Адольфом Александровичем состоялась летом 1978 года. В тот год, я, закончив в 1977 году Джамбульский гидромелиоративно-строительный институт, работал на кафедре «Механика грунтов, основания и фундаменты» ассистентом. Рекомендовал меня Адольфу Александровичу руководитель моей дипломной работы Джанузаков Бауржан Байдильдаевич, который в тот период был аспирантом первого года у Адольфа Александровича. По просьбе Адольфа Александровича я прилетел в Пермь для знакомства и участия в экспериментальных исследованиях, запланированных кафедрой на летний период.

С аэропорта я сразу приехал в главный корпус Пермского политехнического института и через некоторое время попал в кабинет Адольфа Александровича. Тогда Адольф Александрович работал проректором по научной работе. Навстречу мне вышел высокий, крепко сложенный человек с приятной улыбкой на лице. Пригласив сесть и расспросив обо мне, он позвонил в общежитие и попросил, чтобы мне выделили место для проживания. И, сразу уже на второй день с кафедры я вместе с группой сотрудников отправились на строительную площадку, где производилась опытная забивка экспериментальных свай и подготовка к статическим испытаниям. За месяц моего пребывания в Перми мы с Адольфом Александровичем встречались трижды, в итоге была определена тема моей кандидатской диссертации, и в целом, как потом оказалось, и направление моей будущей многолетней научной деятельности. Его доводы об актуальности поставленных им научных задач передо мной были просты и доступны для моего понимания. Он умел объяснять и предвидеть перспективу исследований. В последующие годы мне не раз проходилось убеждаться в этих его великолепных качествах.

Думается, что одним из отличительных человеческих качеств Адольфа Александровича была доброта и трудолюбие. Помню, нередко в разговорах между учеными, которые, приезжали в те годы в Пермь на различные научные конференции, семинары, симпозиумы и заседания специализированного совета по защите диссертаций, звучало приятное и единодушное утверждение о том, что у Адольфа Александровича нет врагов и что он готов помочь всем. На самом деле, так и оно и было, потому, что в те годы в Пермь к нему за помощью и советом приезжало много специалистов. И, все, они встречали понимание и поддержку. Достаточно сказать, что при руководстве и поддержке Адольфа Александровича кандидатские диссертации защитили 43 человека, а докторские - 15 человек. Несомненно, за этими фактами стоит большой труд и огромная ответственность, что вызывает восхищение, так как не каждому суждено свершить подобное.

Благодаря удачному сочетанию в нем доброты и трудолюбия он завоевал заслуженный авторитет среди ученых - геотехников СНГ и зарубежья. И, это здорово помогало нам его ученикам. Мои поездки в период аспирантуры и накануне защиты кандидатской диссертации в Москву, Свердловск, Новосибирск и Днепропетровск к известным ученым сопровождались благожелательным отношением, как ко мне, так и к моей работе. Конечно, уже тогда, я в полной мере понимал, что меня незримо поддерживает научный и человеческий авторитет Адольфа Александровича. Рожденная в аспирантские годы, и укоренившаяся в последующие годы, уверенность в том, что мы за шефом (так мы именовали его между собой), как за каменной стеной, жила во мне всегда.

Несмотря на тотальную занятость, Адольф Александрович немало времени уделял аспирантам, окружая их вниманием и заботой. Иногородних аспирантов, в том числе и меня Адольф Александрович, будучи ректором, распорядился разместить не в студенческом общежитии, а в служебных квартирах института со всеми коммунальными удобствами. Это было выражением его особого отношения к нам. Для обсуждения и представления результатов исследований Адольф Александрович часто принимал нас дома, вечером после работы. Он скрупулезно изучал наши материалы, тут же комментировал, предлагая изменить или же дополнить текст. При этом он мог внимательно выслушать и соглашаться, если в этом был здравый смысл. Часто, такие встречи, переходили в чаепитие с рассказами Адольфа Александровича об интересных случаях в жизни. После общения с Адольфом Александровичем, я всегда получал, положительный заряд на будущее, по новому, осмысливая те задачи, которые нужно было решать.

Адольф Александрович культивировал в своих учениках натурный подход в экспериментальных исследованиях. Не умоляя достоин модельных экспериментов, шеф больший акцент делал на эксперименты с использованием реальных конструкций в полевых условиях. Если в Москве, Ленинграде в начале 80-ых годов 20 века в научных школах вузов больше практиковались исследования на моделях, то выпускники Пермской научной школы, как правило, не выходили на защиту без натурных экспериментов, это было одним из незыблемых правил нашего научного руководителя. Понятно, что такой путь был сложным и трудным, так как нужно было налаживать связи с заводами по изготовлению свай, проектными и строительными организациями. И, такие долгосрочные связи были, они были установлены Адольфом Александровичем. Благодаря этому мы аспиранты имели доступ как на заводы ЖБК, так и на строительные площадки города. Адольф Александрович умел работать как со строителями, так и с проектировщиками. Научный и профессиональный авторитет нашего шефа в проектно-производственной сфере г. Перми был огромен, практически без его участия не внедрялось не одна новая свайная конструкция, не одна свайная технология. По своему, уникально был сформирован экспериментальный полигон кафедры «Основания, фундаменты и мосты». Здесь на большой территории производилась забивка натурных тензометрических свай, проводились испытания свайных кустов и фрагментов свайных ленточных фундаментов во времени и др.

Другим негласным правилом, установленным Адольфом Александровичем, и которому мы следовали, была разработка и издание по результатам исследований ведомственных или отраслевых нормативно-инструктивных документов для проектных и строительных организаций. В результате проектировщики и строители получали практические рекомендации по применению результатов исследований. Разработка таких документов имела свою специфику, не говоря уже о том, что этот процесс требовал больших затрат времени на согласование и утверждение документов. Но, несмотря на трудности мы, аспиранты занимались этим, приобретая бесценный опыт подготовки нормативных документов. Уместно, отметить, что данный опыт мне здорово пригодился в Казахстане. Имея определенные навыки, я с 2000 года принимаю участие в разработке нормативных документов строительной отрасли Республики Казахстан. И, могу сказать, что на этом поприще есть серьезные результаты. Так мною разработаны первые 6 геотехнических нормативных документов, действующие на территории РК. В настоящее время на утверждение представлено еще 4 проекта строительных норм, гармонизированных с евронормами и еврокодами.

Адольф Александрович, кроме научной деятельности, привлекал своих аспирантов еще и к общественной деятельности, давая различные поручения. Так, например, на втором курсе аспирантуры, шеф привлек меня к работе межвузовского сборника трудов «Основания и фундаменты». По его поручению я собирал научные статьи, вел переписку с авторами, передавал публикации на рецензию и нес ответственность за выпуск сборника. Иногда приходилось заходить к Адольфу Александровичу по поводу противоречивых мнений рецензентов об отдельных публикациях. В таких случаях, он оставлял работу у себя, знакомился с ее содержанием, и в последующем принимал соответствующие решения. Именно, в те годы, по рекомендации Адольфа Александровича, впервые такие работы стали публиковаться в нашем сборнике со ссылкой, что статья публикуется в порядке дискуссии. Такой подход был дипломатичным и устраивал ту и другую стороны. Опыт работы со сборником трудов также оказался полезным для меня. Он был использован мною в последующие годы при формировании научного журнала ТарГУ им. М.Х. Дулати «Механика и моделирование» в роли главного редактора.

Ежегодно, как было принято в вузах, в институте проводились научные конференции. Заседания секции, на которых представлялись доклады по геотехническим тематикам, проходили с участием всех членов кафедры. Традиционно заседания проводил сам Адольф Александрович, и каждый доклад обсуждался довольно детально и долго, с большим количеством вопросов и предложений. В таких обсуждениях активное участие принимали аспиранты. Нас это обогащало новыми знаниями, мы вникали в суть исследований, выполняемых другими специалистами, и могли уже неплохо ориентироваться в смежных научных проблемах. Боле того мы получали бесценные советы и предложения, учились выступать и отстаивать свои научные позиции. Такие обсуждения, объединяли коллектив, так как в решение той или иной проблемы вовлекалась практически вся кафедра. Конечно, основным действующим лицом на заседаниях секции выступал Адольф Александрович, который комментировал и представлял аргументированное итоговое заключение по каждому докладу. Шеф это делал всегда тактично и справедливо, и поэтому каждый из нас, получал заслуженную критику или одобрение за предоставленный материал.

Кафедра, традиционно участвовала и в спортивной жизни института. И, конечно аспиранты, как всегда, не оставались в стороне от спортивных мероприятий. Мы, участвовали в беговой эстафете, в соревнованиях по бадминтону и др. Адольф Александрович, иногда приходил на эти соревнования, чтобы поддержать и подбодрить нас. Шеф сам любил спорт, следил за своим здоровьем, а в зимний период практиковал вечерние пробежки по кольцу институтского комплекса за Камой. Адольф Александрович жил рядом, и мы часто встречались бегущими напротив друг к другу. Иногда в качестве его спортивной напарницы выступала Лидия Арефьевна.

В последние годы (2000-2002 годы) между мною и Адольфом Александровичем активизировалась переписка. Я, бережно храню письма и открытки, присланные и написанные рукой Адольфа Александровича. В них он писал о кафедре, о своих успехах, изданных книгах, Леониде и Лидии Арефьевне. С особой нежностью писал Адольф Александрович о своих внуках - Игоре и Маше. Каждый раз сообщал, как они выросли, какого они роста достигли. В письмах шеф иногда обращался ко мне по имени, иногда по имени и отчеству, но каждый раз впереди всегда стояло слово «дорогой», а закачивались обязательно словом «обнимаю». Вот таким сердечным человеком он был. Время от времени я перечитываю эти письма, и память переносит меня в Россию, в Пермь, где жил и творил Адольф Александрович Бартоломей, человек яркой и незабываемой судьбы, оставивший в душе своих учеников добрый и долгий след.

Мне не хочется расставаться с письмами Адольфа Александровича, но если в ПНИУ создан музей или музейный уголок, посвященный шефу, я мог бы их прислать или привести, чтобы сохранить эти записи для истории университета. Думаю, что я и все его ученики - казахстанцы будем помнить Адольфа Александровича всегда и хранить в душе его светлый образ. Считаю, что мне в жизни здорово повезло, потому, что мне посчастливилось встретить такого замечательного человека как Адольф Александрович Бартоломей, учится у него, ощущать его заботу и общаться с ним.

Все мы, в последние годы, пользуемся банкоматами. И, как известно когда выдают банкоматную карточку, нужно определить кодовое слово, которое должен знать владелец карточки. Причем это слово должно быть таким, чтобы самому его не забыть. При получении своей первой карточки, я, недолго думая в качестве кода произнес фамилию Адольфа Александровича. И, вот с тех пор фамилия «Бартоломей» фигурирует во всех моих банковских карточках, так как мне эту фамилию и носителя этой фамилии в лице дорого мне человека не забыть никогда.

 

Доктор техн. наук, профессор, директор департамента науки и новых технологий Таразского государственного университета им. М.Х. Дулати

 

И.И. Бекбасаров

2014 год